Вторник, 12.12.2017, 21:06
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Russian Robinson Club

Главная » Статьи » Экспедиции по России

Радиостанция UPOL

...Наш небольшой трехламповый приемник был сконструирован с расчетом на телеграфную работу. Тем не менее мы отлично принимали на него широковещательные станции. Громкоговоритель работал редко, не хватало мощности. Наша палатка поэтому была радиофицирована. Каждый из нас имел свою пару телефонов. При желании можно было вместе с наушниками забраться в спальный мешок, укрыться с головой и там в тепле слушать последние новости Большой земли.

В светлое летнее время слышимость даже таких мощных широковещательных станций, как Москва, была слабой. Лишь изредка мы слышали “Коминтерн”. Зато в конце августа слышимость стала улучшаться. С наступлением полной темноты мы в любое время имели отличный и уверенный прием Москвы.

Смело можно сказать, что за эти девять месяцев мы были самыми аккуратными радиослушателями Советского Союза. В половине двенадцатого ночи, даже за три минуты до этого, приемник был уже включен, настроен, и мы вчетвером, затаив дыхание, сидели и ждали, что нового скажет нам Москва.

Мы были отлично осведомлены о всех событиях у нас и за границей. С коллективом радиоработников, в особенности с директорами Московского радиоцентра, у нас установились самые теплые, дружеские отношения. Мы посылали им всякие запросы, заказывали специальные концерты, просили дать возможность выступить перед микрофоном в Москве нашим женам и детям. Все эти просьбы выполнялись точно и аккуратно.

Кроме Москвы, мы имели возможность слушать большинство европейских станций. Мощные станции можно было принимать регулярно каждый день. При особо благоприятных условиях эфир буквально кишел широковещательными станциями. Даже на полюсе трудно было отстроиться и разобраться в этой куче станций.

Интересно было наблюдать шалости эфира. Однажды отлично слышна была телефонная работа совсем маломощной станции Ростовского совхоза. Несколько вечеров мне мешали работать с островом Рудольфа такие станции как Владивосток и Будапешт. Иногда в 4-5 ч утра по мос. времени был слышен целый ряд американских станций, но слышимость была довольно слабой.

Для облегчения астрономических наблюдений нами был применен микрофон. Федоров, находясь вне палатки у теодолита, диктовал в микрофон свои отсчеты, а кто-нибудь из нас, сидя с наушниками в палатке, слушал команду Федорова и записывал в палатке отсчет и время по хронометру.

Однажды я решил использовать этот микрофон и включил его непосредственно в антенну. Остров Рудольфа нас услышал. Правда, плохо, модуляция была совсем слабой, но все же слышал. Залезать и копаться в герметическом передатчике я не счел возможным. В нашим условиях экспериментировать с рабочей аппаратурой было бы преступлением. Однако я пожалел, что передатчик не был сделан телеграфно-телефонный. Жаль, что на материке мой оптимизм в отношении условий распространения радиоволн в Арктике так далеко не распространялся.

Остров Рудольфа все время работал с нами на волне 800 м, пользуясь передатчиком в 30 Вт. Хотя это был телеграфно-телефонный передатчик, но нам обоим и в голову не приходило попробовать телефонную передачу в островом Рудольфа. Лишь после моей попытки с негодными средствами остров Рудольфа пустил свой телефон, и мы его отлично услышали. Это было новым источником радости.

Осенью самолеты из Москвы доставили на остров Рудольфа газеты, письма, даже граммофонные пластинки - “говорящие письма” наших друзей и близких. Письма были переданы нам по телефону и доставили нам много радостных минут.

Особое место в моей работе составляла связь на коротких волнах с радолюбителями-коротковолновиками. Уезжая из Москвы, я обещал радиолюбителям Советского Союза деятельно поддержать с ними связь. Не моя вина, что обещание это не удалось выполнить в той мере, в которой хотелось бы.

Как и во всех других случаясь я жестоко был лимитирован ветром и аккумуляторами. При малейшей возможности я старался работать с радиолюбителями. Но эта работа происходила всегда только "под ветер". Не только аккумуляторы должны были быть полностью заряжены, но во время работы с любителями должен был удерживаться свежий ветер. Работал я до первых признаков стихания ветра с таким расчетом, чтобы успеть восстановить при помощи ветряка произведенный расход электроэнергии. Только при соблюдении этих условий можно было позволить работу с любителями.

И все же, как только выпадало немного свободного времени, я "вползал" в эфир для встречи с радолюбителями-коротковолновиками. В августе Москва объявила соревнование - кто первый из любителей свяжется с полюсом.

Первым из советских коротковолновиков со мною установил связь старый "энтузиаст эфира" ленинградец т. Салтыков. Из москвичей со мной связался только т. Ведчинкин. Имел я связь также и с другими ленинградскими коротковолновиками, со свердловскими, красноярскими и т.д. Перед отлетом к полюсу я оставил редакции журнала "Радиофронт" свой личный коротковолновый приемник, который просил передать тому коротковолновику, который первым установить со мной двустороннюю связь. Приемник был присужден т. Салтыкову.

У нас на льдине не было лифтов и трамваев, создающих обычно оглушительные помехи в приемник. У нас были идеальные условия для радиосвязи. С помощью маленького трехлампового приемника удавалось держать связь со всем миром. Из иностранцев первым связался со мной норвежец из Олезунда. Потом круг знакомств в эфире все расширялся.

Обычно с любителями связь происходила в ночное время. По совместительству будучи ночным сторожем нашей экспедиции, я совершал прогулки вокруг палатки и по земному шару, в то время как мои товарищи мирно спали в спальных мешках.

В специальной записной книжки я точно отмечал условия связи с теми станциями, с которыми имел "QSO"-двустороннюю связь, записывал условия слышимости любительских станций. В отдельных случаях мне удавалось связаться с большинством государств Европы.

Норвегия, Швеция, Англия, Исландия, Франция, Чехословакия, Бельгия и Голландия значатся в моем списке.

США как страна, имеющая наибольшее количество любительских передатчиков, по количеству связей с полюсом стоит на первом месте. Работой нашей станции интересовалась американская пресса. Стоило лишь появиться позывным моего "UPOL" в любительском диапазоне, как любители буквально набрасывались, одновременно меня вызывало несколько станций с разных сторон света и разных материков.

В одну из удачных ночей подряд, без перерыва, была установлена связь с одиннадцатью американцами. Меня передавали из рук в руки. Несколько приветственных слов и собеседник менялся. Обычно разговоры затягивались и длились дольше, чем нормальные разговоры между радиолюбителями. После установления связи я был вынужден прежде всего принимать восторженные излияния, предложения помощи в передачи радиограмм, просьбы регулярной связи.

Появились знакомые на Гавайских островах. С одним из них я работал несколько раз, и он превратился в болельщика нашей экспедиции, волновался - не растает ли лед, не очень ли нам страшно... Он был в курсе всех дел нашей дрейфующей экспедиции. Он сообщал нам содержание наших корреспонденций, лишь накануне напечатанных в центральных московских газетах. По его сообщениям мы видели, как быстро перепечатывает иностранная печать наши радиограммы, посланные в “Правду” и “Известия”.

Успешно работал я с Аляской и Канадой. Рекордной и самой дальней связью была связь со станциями в Южной Австралии и Новой Зеландии. Эти станции являлись почти нашими антиподами.

Почти вся связь, за редкими исключениями, проходила на 20 м. Несомненно, для двадцативаттного передатчика это является хорошим достижением.

За время экспедиции двусторонняя связь поддерживалась со следующими любительскими станциями:

С 27 мая по 31 июля вкл. (от 89o до 88o северной широты)

LA1M (Норвегия)
U1AD (СССР, Ленинград)
UK1CR (СССР, о.Рудольфа )
F8IS (Франция)
U1AP (СССР, Ленинград)
D3GKR (Германия)
W2CYS (США, Нью-Йорк)
W1EWD (США, Род-Айлэнд)
F8AI (Франция)
PA0AS (Голландия)
OK1PK (Чехословакия)
PA0GN (Голландия)
GI5AJ (Сев. Ирландия)
ON4BW (Бельгия)
K6SO (Гавайские о-ва)
G6KP (Англия)
D3FZI (Германия)
VK5WK (Южная Австралия)
G5RI (Англия)
U3CY (СССР, Москва)
VK2DG (Австралия, новый Южный Уэлс)
TF3C (Исландия)
PA0FF (Голландия)  

С 1 августа по 31 октября вкл. (от 88o до 84o северной широты)

SM5UW (Швеция)
G5MY (Англия)
W9PNE (США)
W7LQS (США, Орегон)
W8PMB (США)
GM2JF (Шотландия)
VE5LD (Канада, Сев.-зап. территория)
W1AEF (США)
W2KAP (США)

С 1 ноября по 4 декабря вкл. (от 84o до 82o северной широты)

W2SB (США)
W8HRD (США)
W1HUD (США)
W2FSN (США)
W8NOT (США)
GM2JF (Шотландия)
W8EME (США)
W9AJA (США)
W2BHW (США)
K7RT (Аляска)
W9PLX (США)
W2GTZ (США)
G5JX (Англия)
W8BGX (США)
PA0DA (Голландия)
F8GQ (Франция)
W8LSK (США)
SM5WM (Швеция)
W9THH (США)
W8DFH (США)
SM5QU (Швеция)
W9ALV (США)
U1CO (СССР, Ленинград)
U1AD (СССР, Ленинград)
W9VDQ (США)
ZL4BR (Новая Зеландия)
U1BC (СССР, Ленинград)
W8CMH (США)
U9ML (СССР, Свердловск )  

"Труды Дрейфующей станции "Северный полюс", научные отчеты и результаты наблюдений дрейфующей экспедиции Главсевморпути 1937-1938 гг..”.

(В дар музея Робинзона от члена клуба RRC - RX9CD, Георгия, TNX).

Категория: Экспедиции по России | Добавил: rrc (03.09.2008)
Просмотров: 1366 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
А у меня эта книга ЕСТЬ!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
RSS

Категории каталога

Экспедиции по России [18]
Весь мир в наушниках [9]
Специальные активности [5]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика