Среда, 07.12.2016, 23:12
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Russian Robinson Club

Главная » 2014 » Октябрь » 21 » RI0K - Как это было... часть 2-ая
[ 07.12.2016 ] RI0K - Как это было... часть 2-ая
18:41

Часть 1-ая

День седьмой, 29 июля.

Мы вернулись с Алюмки – уставшие, под впечатлением от «гостеприимной» встречи обитателей острова. 
Долго решали, как провести остаток дня. Определились, что нужно посетить Анадырь. На катере, который нам предоставил Сергей Ромащенко, пересекли Анадырский лиман. Это свыше 5 километров по бушующей волне. Глубина лимана порою достигает 4 километров в глубину. Встрясочки на катере были такие, аж дух захватывает. Высадившись на берег, посетили местный храм, очень красивый, сделанный без единого гвоздя, сфотографировались на фоне указателя Анадырь, съездили к местным памятникам. Впечатлил памятник Николаю Чудотворцу, самый большой в мире этому святому. Интересна история его доставки в Анадырь из Диксона. Он никак не помещался на борт судна из-за своих раскинутых рук. Решили рабочие их отпилить, а потом на месте приделать. Пила раза четыре ломалась, когда только прикасались и хотели это сделать. В итоге, пригласили местного батюшку и все попросили Бога помочь в этом благом деле. И со следующего раза все получилось. А до дня установки погода в Анадыре была ужасная - шторм, ветер, дождь. На установку приглашены Абрамович, патриарх всея Руси. И в день прихода судна все прекращается, выглядывает солнце, и памятник устанавливают при прекрасной погоде. Вот и не верь после этого в чудеса. Поднялись в гору, на самую высокую точку. Смотрим вниз и восхищаемся, какой же красивый город. Разноцветные дома, где  на торцах выполнены рисунки местных жителей, животных, китов. Очень красиво. Начало смеркаться, поэтому засобирались назад. Долетели быстро. Участники посещения острова решили поехать в номер, а рыбаки немного продолжить рыбалку, высадясь у базы Амира и приглашая нас вечером к нему. На этот раз улов у них был богаче. Да и желающих поужинать побольше…
Встретились все вместе у Амира. Жареная рыба в исполнении Евгения Александровича на тарелках не задерживалась… 
Домой вернулись рано.  Опять долго не расходились из штабного номера. Именно в этот раз появилась поговорка " Я сегодня не такой, как вчера, а вчера я был вообще никакой:)))". Надо ложиться, завтра ожидается вылет в Лаврентия.

День восьмой, 30 июля.

Встали в 7.30. Сбор в аэропорту Анадыря 9.00. Почему-то чувствуем, что улететь мы сегодня должны. Ну, хватит же неделю в гостинице торчать. Погрузка вещей. Встреча с погранцами, как с давними друзьями. По полю аэродрома к самолёту. Настроение лётчиков радует. Неожиданно выясняется, что штурман из Тамбова. Поэтому он говорит, что будет взлетать в любую погоду, чтобы землякам угодить.
Команда в сборе. На борту и Евгений Анатольевич с семьёй. Взлетаем в 10.40. Вещи сложены прямо до потолка - все подряд. Сразу с улыбкой вспоминаешь требования в гражданских самолетах - пристегните ремни, поднимите кресла. Здесь ни ремней, ни кресел. Сидишь и ждешь, когда тебе на голову что- нибудь упадет. Через вещи, выложенные вдоль «салона», почти не видно друг друга. Дремлем, переговариваемся. 
В начале первого прибываем в Лаврентия. У самолёта встречают Глава Чукотского района Зеленский Михаил Анатольевич, который первый в районе до вхождения еще во власть создал кооператив по отлову китов. Один из немногих глав, знающий в совершенстве чукотский язык. Глава п. Лаврентия Кайома Алла Михайловна, коренная чукча. Дарим Алле Михайловне цветы – бордовые хризантемы, которые и здесь являются большой редкостью.
– Очень яркие, красивые, - говорит она, - у нас здесь таких нет…
Полтора-два часа провели в здании местного аэропорта в ожидании борта на Ратманова. 
«Добро» в этот день не дали и здесь. Решили не тратить время зря, перевезли личные вещи в гостиницу и решили принять приглашение местных властей поехать в посёлок Лорино, что примерно в сорока километрах от Лаврентия.
Не успели выгрузиться в гостинице, за нами приезжает Алла Михайловна и буквально кричит: «Поедемте быстрее на побережье! Уёк идёт!». Уже до этого мы были наслышаны, что накануне уёк стаями подходил к берегу. Это так называемая атлантическая мойва, которую не встретишь в магазине. Уёк подходит к берегу лишь два дня в году во время нереста. Местные ждут этого момента и ловят рыбу огромными сачками. На берегу вместе с ними бегал с сачком и Зеленский, не боясь того, что волны заливают его туфли. Испробовали и мы свои силушки. У кого улов получился больше,  у кого меньше… Неважно. Главное – мы это видели и даже участвовали в ловле уйка. Вечером жарим его-вкуснотища необыкновенная.
Размещаемся в гостинице и радуемся, что здесь есть горячие батареи. Начинаем сушить все то, что не смогло высохнуть в Анадыре. Узнаём, что в гостинице вместе с нами  в ожидании вылета на Уэллен живёт вице-Президент Словакии Рудольф Шустер. Знакомимся, фотографируемся. Узнаём, что он также путешествует по Чукотке и пишет книгу о здешних местах и традициях. Смеемся по поводу того, что нужно позвонить Путину. Он отвечает,  что в дружеских с ним отношениях, но погода приказам не поддается. Вечером глава Чукотского района угощает нас китовой кожей, демонстрируя, как ее правильно нужно есть. Каким-то острым ножом тонко-тонко нарезает ее ломтиками, а потом предлагает макнуть или в соевый соус, или в соль. Понравилось всем очень. Он пообещал на обратном пути сделать нам небольшой подарок.
Подходят два автомобиля типа скорой помощи.  Едем в Лорино. Пейзаж вокруг необыкновенный. Север завораживает каменистыми россыпями, возвышающимися скалами, снежными проблесками… Проезжаем реки с удивительными и непривычными для нашего слуха названиями – Кукунь, Аккани…
В Лорино знакомимся с главой посёлка Виктором Николаевичем Калашниковым. Вместе с ним и председателем территориальной соседской общины коренных малочисленных народов Чукотки «Лорино» Алексеем Отто едем в косторезную мастерскую. Там видим изделия местных косторезов, знакомимся с местным умельцем Аркадием. Именно в его руках приобретённый Александром Кузнецовым моржовый хрен приобретает цивильный вид. Покупаем сувениры в виде моржей, различные фигурки. Восхищает мастерство умельцев, но в тоже время витает чувство понимания того, что эти изделия должны выставляться в настоящих салонах, которые должны принадлежать именно этим людям, по типу того, как это мы видели на Аляске. То же самое можно сказать и про общую атмосферу запустения и разрухи, начиная от заборов, домов и заканчивая внешним видом местных жителей. Видимо, цивилизация Анадыря сюда не дошла. Задал себе философский вопрос, глядя на все это. А что было бы, если бы в свое время Аляска осталась у нас. Если бы она была в том же виде, как нас сегодняшний Север, то может все было и к лучшему. Хотя, с чисто патриотической точки зрения, немного обидно, что имея такие богатства, мы так не по хозяйски к ним относимся. Философские размышления прервал глава поселка, которому сообщили, что местные жители поймали кита. Он предложил посмотреть на то, как его разделывают. Но пока доезжаем до места от 30- ти тонной туши остаются одни кости. Никогда не думал, что вылов его строго регламентируется. Оказывается, существует строгий учет и разделение по странам квот. Нам об этом при встрече рассказывал Зеленский М.А. Ему приходиться часто отстаивать интересы местных жителей. Причем, он используется только для них, не для продажи. Мясо идет с жиром на питание, остатки собакам, кости для поделок. Так что, почти ничего от такой громадины не остается.
Заезжаем на моржовую ферму. Там как раз адаптируются перед отправкой в зоопарк четыре моржа – два больших и два маленьких. Наслаждаемся общениями с дикими представителями живой природы под наблюдением биологов, сотрудников Владивостокского научного центра. Вскоре находим «общий» язык, фотографируемся нос к носу.…Никогда не думали, что у них могут быть такие умные глаза, что они такие ласковые и нежные. Когда гладишь их по мордочке, то есть такое чувство, что гладишь щеточку. А они от удовольствия все урчат и лезут, как коты тереться. Уезжаем с чувством восторга и нежности к этим животным.
На обратном пути заезжаем на радоновые источники, которые в свое время служили визитной карточкой данной местности. А сейчас вокруг бардак-мусор, остатки ржавых труб. На улице свежо, на склонах лежит снег, а в воде тепло, даже выходить не хочется… Беспокоит одно – злоупотребление радоном: кто его знает, какие последствия могут быть… А заместитель главы района хохмит и рассказывает по поводу этого разные ужастики:))) Наплескавшись, выдвигаемся в Лаврентия. Дорога, как из песни - "там, где танки не пройдут"... А мы не на танках, а на простой 'буханке', в простой жизни использующейся в нуждах местной милиции. 
За ужином встречаемся и общаемся с Рудольфом Шустером.
Ранняя команда «Отбой». Слушаются все, кроме Зарубы, который решил продолжить общение с ВИП - персонами.

День девятый, 31 июля.

Подъём в 7.00. Все надевают высокие ботинки, теплые куртки. Ожидаем звонка от лётчиков. Вскоре звучит команда в 9.30 прибыть на аэродром. В 10.00 вертолёт берёт курс на Ратманова. Пролетаем над морскими просторами. Душа поет и радуется от того, что мы в полушаге от заветной черты многих радиолюбителей. И вот в вдалеке остров. Он приближается, но летчики начинают о чем-то взволнованно говорить с нашим представителем от пограничного управления.
Оказывается, нужная нам часть острова вся в тумане. Есть опасенье, что не сможем сесть в нужном месте.  Варианта два. Или мы возвращаемся, или садимся у заставы, что нас никак не устраивает, как и возвращение. Начинаем с RL3AA и UA3EDQ судорожно обсуждать различные варианты. Я готов хоть от заставы носить вещи, даже не предполагая, что здесь каждый метр дается с трудом. Михаил Александрович спокойно говорит о том, что надо уговаривать пилотов. И вот, когда пилоты чуть уже не принимают решение о возврате, видно Бог услышал наши молитвы. А далее уже опыт лётчиков помогает совершить посадку именно на южной части Ратманова.
Быстро загружаем вещи, на посадочную площадку и перебежками переносим их в сторону. Командир заставы предлагает обменяться сувенирами и подарками прямо сейчас, на что я бойко отвечаю, что отдадим их тогда, когда придем на заставу. Командир немного с грустью перестает нас уговаривать. Он-то знает, что до них дойти почти невозможно по такой местности. Спасибо, что решили часть больших коробок с подарками сразу же этим рейсом передать на заставу, но просим ни в коем случае не открывать. Вертолёт взлетает буквально через 15 минут. Наши хваленые ботинки, купленные кем в спортивных магазинах, кем в охотничьих, через пять минут промокают. Новейшие технологии изготовления обуви не помогают в таких условиях. Жаль потраченных денег.
RL3AA робко высказывает мысль о том, чтобы остаться на этом же месте и никуда не перемещаться. Но мы пока сильны и здоровы, задора и радости много от того, что высадились на остров, поэтому говорим твердое нет и предлагаем разместиться рядом со скалой, чтобы быть укрытыми от ветра. Кроме того, начинаем фантазировать по поводу того, а вдруг военная тревога, война, и вертолету нужно будет быстро сесть, а мы здесь мешаться будем. В итоге, моя позиция и позиция Чуканова Вячеслава,  который имеет опыт прохождения службы на острове, делают свое "черное дело". Ищем более-менее сухое место и начинаем таскать вещи. И зачем же мы не послушали Михаила Александровича? Такое ощущение, что мы были в болоте. Ноги проваливались по щиколотку. Казавшимися близкими 300 метров превращались в марафонскую дистанцию, вещам не было счету, мы таскали-таскали, а их количество не уменьшалось. И так долгие шесть часов. Последние часы я чувствовал себя просто каким-то зомби, который ничего не соображает, а повинуется внутренним командам - взял, пошел, вернулся. Все вымотались изрядно. В конце концов, все на месте, палатки силами не носящих Могутова, Кобзарь и Кудрявцева установлены, и Заруба, в свойственной ему манере предлагает отметить это дело. Я предлагаю поставить хотя бы штырь. Развернуть одно место, чтобы начать работу. Здесь я хитрю и понимаю, что все трудности достанутся опять технарям, а мне лишь удостоится честь первому выйти в эфир. Тем не менее, предложение поддержано, но не более того, так как у нашего пограничного куратора сегодня День рождения, а он вместо теплой обстановки дома из-за сдвига нашего графика, вынужден кувыркаться здесь. Хочу отметить, что и подполковник, и лейтенант брали самые тяжелые вещи и таскали их, фактически показывая нам пример. Хотя, по большому счету, просто могли бы сидеть и наблюдать за нами, а точнее контролировать.
В итоге, Игорь UA3EDQ и Слава занялись установкой вертикала, мы с Леней RA5A устанавливали аппаратуру,  Юра готовил праздничный ужин, Кудрявцев Евгений Александрович готовил шурпу, Валя накрывала на стол, погранцы разводили костер. Все были при деле.
В итоге, вертикал установлен, и мы перед началом ужина решаем провести первую связь. Все приготовили фотоаппараты, видеокамеры, я сажусь за микрофон и делаю вызов на 14260. Тут же зовет Виктор UA4HBW. Я с чувством здоровой зависти восхищаюсь, как он всегда и везде всех берет. Но когда я перехожу на прием, он не отвечает, видимо плохо слышит. В итоге, право провести первую связь посчастливилось UA0CW из Хабаровска. Причем, и на Алюмке он был первым.  Я рассказываю ему о нашей аппаратуре, называю всех членов экспедиции, и говорю о том, что впервые после 21 года молчания остров Ратманова (AS-061) снова в эфире. Он поздравляет нас, благодарит и желает успехов в экспедиции. А потом началось-UA4HBW, K6VVA и огромное количество других станций, ожидающих нас более недели на частоте. 
Но мы решили прерваться на ужин. Зябко, темно, но как романтично. Впечатления неимоверные. Такое ощущение, что мы находимся на какой-то другой планете. Уставшие,   но счастливые лица ребят, отблески пламени, хорошо накрытый стол и звездное небо. Я говорю тост о начале нашей экспедиции, благодарю всех ребят и перехожу к поздравлению подполковника, который даже и не ожидал такого количества подарков. Дарим огромную неваляшку, которою в преддверии экспедиции мы дали новое название "Самая несгибаемая игрушка в мире", сувениры,  экспедиционные майки, теплые носки из козьего пуха, настоящий тамбовский самогон, семечки, мед и, конечно же, рукопожатия. Он тронут и, похоже, уже не жалеет о том, что оказался с нами. И только в разгаре вечера замечаем, что пахнет чем-то паленым.  Это наши ботиночки, поставленные сушиться, начали поджариваться. В итоге, Михаил Александрович достает простые резиновые сапоги с меховой вставкой, в которые мы залезли, да так до конца экспедиции и не вылезали.
Долго разговариваем у костра. Ложимся спать в четвёртом часу утра, усталые, промёрзлые, но довольные.
Радиолюбители в эфире всю ночь поочерёдно. Звуки эфира заставляют забыть обо всем и наслаждаться звуками морзянки и зовущими голосами. Мы счастливы. А как было приятно после эфирной смены зайти в теплую американскую палатку Гризли, лечь не на пол, а на раскладушку да еще в теплый спальный мешок. Спасибо RL3AA, наш опытный товарищ. Рядом с нами наша Валя, свой пацан, которая греет даже своим присутствием.
Уже засыпая, она спрашивает в шутку у Кудрявцева - Далеко до Америки то? Тот отвечает-да нет, она вон за той скалой. А дальше все  проваливаются в сон. И только свет палаток радиорубки оживляет молчаливую суровую территорию острова.

День десятый, 1 августа.

Встаём рано. Всё готово к установке антенны. Поднимаем всех с постели. И общими усилиями осуществляется подъём антенны. SteppIR сразу же показывает свое преимущество. Мы слышим всех, везде, с любым уровнем сигнала. Европа идет постоянно, если направлена антенна в их сторону. Иногда минут на пять поворачиваемся на японцев и тогда уж они "рвут" наушники громобойными сигналами. Очень плохо идет Южная Америка, Поэтому время от времени даем направленные вызовы. Приятно встретить знакомых по эфиру. Даже Игорь Буклан RA3AUU решил отметиться и позвать нас. Огромное количество охотников за острова со всех континентов. Да, такой шанс действительно выдается один раз в двадцать лет. Скоро можно запускать второе рабочее место, чтобы провести максимальное количество связей, так как времени нахождения на острове дали немного - в четверг уже нужно улетать назад, чтобы не зависнуть на острове. Когда нам один солдат сказал, что в прошлом году прилетел в августе, а улетел только в сентябре, все подумали о том, что можно к старому месту работы будет не возвращаться.
Второй части группы дали задание  приготовить обед. Решили сварить борщ. Свободные от смены участники экспедиции решили пойти к склону, с которого как на ладони виден остров Крузенштерна. Пока идем, делаем много фото - на какой-то красивой траве, на фоне птиц, на фоне старого разбитого пограничного пункта наблюдения. Выходим на край скалы и останавливаемся от красоты, которая предстала взору. Отвесная скала, внизу камни и огромные волны, а рядом, напротив Америка, остров с русским названием. И так стало гордо за наших предков, которые рискуя жизнью, добывали славу России, открывали новые земли, рискуя своей жизнью, а зачастую и погибая. И так захотелось,  чтобы многое изменилось в нашей стране. Для того, чтобы сохранить то, что было добыто. Смотрим в бинокль и видим поселок, стоящее рядом судно, подлетающий к острову американский вертолет. Как жаль, что с Юрой Сушкиным не удалось связаться отсюда, а то можно было бы смотреть друг на друга в бинокль и махать друг другу рукой. Здесь всего чуть боле трех километров до острова. Здесь проходит государственная граница и линия перемены дат. Мы словно переселись в будущее. У нас сегодня, а у американцев еще вчера... Достаем флаги России, Тамбовской области, клуба Русский Робинзон и фотографируемся в разных положениях - сидя, лежа, отдельно и группой, с биноклем. Короче, наслаждаемся. Как и обещали Февралеву, поем гимн России. На обратном пути находим старые доски, накладываем стопками друг другу в руки и несем будущее тепло для костра. Пока дошли, опять все мокрые. И опять нас спасал Могутов, когда в тот момент, когда ничего не сохло, он достал два простых фена, которые и привели в сухой вид нашу одежду. Подходим к палаткам и узнаем, что ребята провели уже полторы тысячи связей. Садимся ужинать, и замечаем, что к костру подошли огромные псы. Дело в том, что последние полчаса за нами из укрытия наблюдали погранцы, а мы так ничего и не заметили. Вот что значит опыт службы. Валя чуть не была растерзана. Она по приходу решила удалиться в свой женский уголок природы, а когда начала выходить из-за камней, то навстречу ей рванули три огромных пса. Мало того, что они увидели незнакомца на острове, да еще и запах не мужской. У них, наверное, и сознание то помутилось. Спасибо погранцы оказались рядом и командами резкими буквально спасли ей жизнь. Они потом рассказывали о том, что собаки очень сильные, непонятной северной породы. И если бы их не было рядом, то реально незнакомца они просто разорвали бы.  Далее самый сильный самец так и остался не равнодушным к Валентине, все время злобно лаял на нее и кружился рядом. Во время ужина решили, что завтра нужно идти к пограничникам, так как в четверг уже улетать утром. Определились, что пойдут только официальные лица, то есть представители Тамбовской области и Юра Заруба, как Президент клуба Русский Робинзон. Все остальные будут с двух мест активно работать в эфире. Посему пытаемся лечь спать, причем опоздавшим места не достается, так как количество мест ограничено и подсчитано в зависимости от смены. Но Евгения Александровича так просто не возьмешь. Пользуясь, что все спят, он прокрадывается в палатку, раздвигает своим телом спящих людей, а потом цинично начинает стягивать с Вали спальный мешок. Но и она не лыком шыта. Мощным ударом локтя она восстанавливает справедливость, поэтому ему приходится стащить мешок с Могутова. И когда я выходил по нужде ночью, то наблюдал картину, как наш спаситель жалобно поджав коленки, спит без мешка и дрожит от холода.  Как в той поговорке - победила наглость в лице Кудрявцева, от радости содеянного храпящая на разные лады очень громко, так что и на той стороне, думаю, было слышно.

День одиннадцатый, 2 августа.

Проснулись. Замечательное утро, светлое и теплое. Сегодня идём в гости на погранзаставу. Проверяем все подарки, видео и фотокамеры, берем самое необходимое. Лёгкий завтрак и в путь. Валя выдвинулась минут на 15 раньше. Я бодрым шагом пошел вперед и на первых же ста метрах понял, что нам, грубо говоря, настанет к концу триндец. Это если дойдем. Уже после ста метров дыхалка перестала работать, а ноги перестали слушаться. Идем в гору. Если на камни наступать, то приходится поднимать ногу, если не по ним, то нога проваливается. Так что, хрен редьки не слаще. С тоскою оборачиваюсь на лагерь, и возникает желание вернуться, надеть наушники и работать в эфире. Смотрю на Зарубу с его животиком, на Кудрявцева с больной спиной, на Валю и ловлю себя на мысли, что первому сдаваться нельзя. Думаю, что лишь один Слава будет живой, как бывший пограничник. Вскоре нагоняем Валю, перегоняем и оставляем с ней одного погранца  и всех собак. Вожак утром ее признал. Видно был удивлен, что этот не похожий на мужчину человек решился идти в долгий девятикилометровый путь. Как же здесь обманчивы расстояния.... Идешь, идешь, оборачиваешься, а как-будто никуда и не шел. Определяешь для себя ориентир, а он не приближается и не приближается. Восхищаемся нашими военными. Выбирая путь, они бросают одну лишь фразу- сейчас посмотрю, где лучше пройти, бегом бегут на гребень очередной горы и возвращаются, как ни в чем не бывало. Сайгаки - лишь это слово я подобрал к ним. Ситуация осложняется тем, что на многих камнях лежит мох. И, если не правильно наступить, то нога может соскользнуть и попасть между валунами, рискуя быть сломанной. Идем осторожно. Я уже просто сдыхаю, если честно, а не прошли и десяти процентов пути. Вспоминаю свое высказывание в вертолете, что типа сажайте на заставе, а мы вещи перенесем. Если бы мы там сели, то и экспедиции бы не состоялось, так как основная часть груза с антеннами была на другой части острова. В какой-то момент уже почти ломаюсь и хочу предложить отдохнуть, но кто-то это сделал первый. Сидим на камнях и любуемся островом Крузенштерна с другой стороны. Идя к заставе, мы его как-то обходим. По пути встречаются интересные скалы-великаны, у каждого из которых есть свое собственное название. Встречали устремленный ввысь исполин, похожий на мужское достоинство. Фотографируемся. Каждый присест дает немого сил. Валя не отстает- молодец. Потом погранцы скажут, что она единственная женщина за всю историю, которая проделала столь длинный и тяжелый путь. И это с ее-то больной ногой. Когда мы пытались ее оставить в лагере, она отказалась наотрез. Между камнями часто встречались ручейки, которые манили своей чистотой и прозрачностью. Они брали свое начало с тальников, которые оставались на вершине острова. Мы просто снимали бейсболки, зачерпывали воду и пили.
Как приятно чувствовать, что у воды есть вкус. Это не бутилированная безжизненная вода. Когда мы умывались, то вспоминали детские сказки о живой воде. Было такое ощущение, что кожа омолаживалась, а усталость снимало, как рукой. Наконец-то спустились с гор, и вышли на равнину. Далее пошли прямо по ручью, изредка выходя на берег. Хотя мне было чуть легче, но я все не понимал, почему же ни как не откроется второе дыхание. Может из-за того, что воздух разреженный на  острове. Здесь нам встретились несколько деревянных укрытий, которые стояли через определенное количество метров. В них зимой делают перекуры пограничники, согреваясь от холода вовремя обхода острова. Даже не представляю, как можно на протяжении всей службы ходить по одному и тому же маршруту. Хуже, чем конвейер.
И вот, наконец, вдалеке, мы увидели взлетную площадку. А вскоре мы перешли с болотистой местности на листы из-под железа, положенные пограничниками при подходе к караулу.
Вот внизу видится и застава. Последнее препятствие – ступеньки, а их около 200, –и вниз, к ожидающим нас пограничникам.
Радушный приём. Сразу же предлагают нам принять баньку-с медными тазиками, пылом – жаром. … В связи с тем, что среди пограничников одни мужчины, а с нами женщина, то приходится все делать по очереди и прикрываться простынями. Раскладываем везде свое сырое от пота белье, обувь, носки, которые выпариваются практически за десять минут, и бежим в парную. Удовольствие непередаваемое, ведь уже несколько суток живём в диких условиях природы. После баньки становится значительно легче. Надеваем чистое и сухое белье, дышим свежим воздухом, глядим вниз на бушующий океан, наслаждаясь неимоверно красивым видом. Командир рассказывает о том, что в прошлом один из нарядов прямо под баней попал под лавину снега. Ребят так и не нашли. Рассказывает о трагической судьбе одного из офицеров, жена которого сорвалась со скалы, а он бросился за ней. В память об их гибели виднеется памятник, как напоминание о том, что человек лишь игрушка в руках природы.
 Идем вверх по другой лестнице. Туда, где установлен столб с указателями расстояний до Москвы,  Калининграда, Аляски, других городов. Именно здесь делают основные фотографии все, кто сюда попадает, начиная от проверяющих, служащих и заканчивая журналистами.
Мы также не стали исключением из правил. Фото на память. Разворачиваем флаг Тамбовской области и с гордостью фотографируемся на его фоне, гордясь тем, что нам удалось сюда добраться.  Валентина, одетая в русский национальный костюм с кокошником на голове, зачитывает стихи, и мы все в один голос поздравляем Тамбовщину с 75-летием со дня образования. Идем обедать в столовую и наслаждаемся вкусом блюд, приготовленных местным поваром. Отличное питание для пограничников.
Далее звучит команда командира заставы и происходит торжественное построение личного состава на плацу. Пограничники по этому поводу надевают свою парадную форму. Командир заставы рассказывает о нашей группе и передает слово мне. Я выхожу и с дрожью в голосе от волнения приветствую личный состав, рассказываю, чему посвящена наша военно-патриотическая акция, благодарю их за то, что они охраняют нашу мирную жизнь, зачитываю и передаю приветственный адрес губернатора Тамбовской области Олега Ивановича Бетина, а также плакетки от администрации города Уварово и клуба "Русский Робинзон" за неоценимый вклад в осуществлении экспедиции. Начальник заставы зачитывает приказ о зачислении нас в добровольную народную дружину по охране государственной границы на период нашего временного пребывания на острове, определяет время и маршрут патрулирования. Звучит гимн, который несется над суровыми скалами, над волнами океана, и мы с замиранием сердца и слезами на глазах смотрим на флаг России, который поднимается вверх по флагштоку. Испытываешь гордость за этих ребят, за то, что именно они являют собой пример настоящих мужчин, служащих на благо нашей Родины. Четко возникает ощущение того, что Россия не заканчивается за третьим транспортным кольцом. Она начинается здесь и живет нашими огромными просторами, подвигами наших первооткрывателей, людьми, живущими в городах и селах. Понимаю, что именно такие чувства нужно испытать т ем, кто забыл о патриотизме, об истории нашей страны...
Потом фотографируемся на память на фоне пограничного столба, с личным составом и проходим в учебный класс, начиная наши официальные мероприятия.  Презентация г.Уварово, Сосновского района, клуба «Русский Робинзон». Потом вручаем личному составу подарки. Передаем два компьютера, комплект теплых одеял, произведенных в г.Моршанск специально для войск специального назначения, теплые пуховые носки из г. Рассказово, уваровские семечки, тамбовский мед, магниты, сувениры, открытки с видами городов. Потом - вручение писем от кадет, выполненных в виде солдатских треугольников. Как было трогательно впоследствии узнать, как их читали пограничники, по нескольку раз, в разных местах. Кто- то уходил подальше, кто-то читал на кровати, в столовой. Было такое ощущение, что читают письма от девушки, которая ждет своего солдата.
В ответ пограничники вручают нам флаг для воспитанников Уваровского кадетского корпуса с автографами всех ратмановцев. Мы  оставляем записи в книге посетителей и начинаем прощаться, так как впереди долгий путь, а уже опускается туман и темнота. Кое-как поднимаемся по нескончаемым ступеням и уходим в сторону лагеря. Открылось второе дыхание и становится идти легче, тем более воспоминания о встрече отвлекают от сложностей пути. На фоне острова Крузенштерна говорю проникновенную речь о том, что символично даже то, что у нас уже сегодня, а в Штатах завтра. То есть, будущее за Россией. Приходим в лагерь и падаем все, сразу же погружаясь в глубокий сон. Завтра надо готовиться к отлету, поэтому будут нужны силы.
Когда уходили с заставы, то решили пожалеть Валю и предложили ей остаться на заставе до завтра, так как прилетает вертолет, с которым мы ее заберем. Еще никто не знал, что из-за плохой погоды вертолет так и не прилетит в течение следующих четырех дней... А пока же ей просто несказанно повезло. В ожидании вертолёта, который обещали на завтра к 11.30, она остается  на заставе, в тепле и окружении галантных кавалеров, которые готовы были прибежать к ней по первому зову. 
Из ее воспоминаний: "Вкуснейший ужин – гречневая каша с тушёнкой, чай. Некоторое время погуляла на улице и спать. Мне предоставили койку одного из ратмановцев, который сейчас в отпуске. Уютно, тепло. … Это и есть счастье. Преодолеть себя и совершить пусть маленькую, но победу над собой. 
Вечером отмечали день ВДВ.
Проходят караваны судов мимо мыса Дежнёва, и певучие торжественные гудки плывут над морским пространством, и слушает их Чукотка, и доносятся они до мыса принца Уэльского, что уже на другом материке". В течение следующих дней Валентина осматривала окрестности, найдя на древнем стойбище охотников древний молоток и отполированный череп моржа, окунула ноги в холодные воды Берингова пролива, изготовила для заставы стенгазету " Граница на замке", где главным замком изобразила себя, хрупкую, игривую и непреклонную... Помогала щелкать семечки, которые ей приносили постоянно  по мере их окончания, а местный повар Максим испёк в её честь блины, которые подавались к столу со сваренной в армейском котле сгущёнкой. В общем, чувствовала себя настоящим членом команды и, в то же время, единственной девушкой на острове со всеми вытекающими последствиями...
 Мы, находясь в лагере, все это время плоско шутили, отвечая на вопрос- А чем сегодня занята Валя? Ответ - ее сегодня любят. А вчера чем занималась? - Ее любили... А завтра чем будет заниматься? - Опять будут любить... Короче, мужики мы и в Африке мужики:)))
В эти дни ей удалось увидеть другую российскую экспедицию, члены которой на водных мотоциклах преодолевали водный путь от наших берегов до берегов Аляски. Очень красивое зрелище, когда несколько водных мотоциклов в один ряд, как на параде вихрем мчались по волнам, оставляя за собой пенящиеся полосы. Юре Зарубе удалось лично пообщаться с ними в преддверии нашей экспедиции.
В какой-то из дней, в непосредственной близости от заставы, на скале, обнаружился белый медведь. Видно, что после длительного заплыва он решил отдохнуть, забрался на скалу, но силы уже покинули его, и он решил их здесь набрать. Очень неприятное соседство, так как он чувствует потенциальную пищу за много километров. Мы оказались под угрозой реального нападения, к нам пришлось направлять вооруженных пограничников, на заставе также были приняты меры предосторожности.
И только туристы с научно-исследовательского судна были рады такому соседству. Корабль обходил берега Чукотки и, увидев медведя, команда спустила шлюпки на воду, чтобы туристы могли сделать фотографии белого медведя и помахать руками пограничникам, которые наблюдали за тем, чтобы никто не ступил без разрешения на вверенную им территорию.  Скучая и переживая за нас, Валентина с нарядом послала к нам весточку, рассказывая о своем житие- бытие и снабдив письмо яркими отпечатками своих губ. Мы с Кудрявцевым Евгением Александровичем обиделись на нее, так как в этом письме о нас не было ни слова. Вот они - женщины:)))
Пока Валя была на заставе, наша радиовахта продолжалась.  После длительного перехода нас ребята немного пожалели и дали поспать. Я слышал, что они встали раньше, объявили об окончании экспедиции и начали сворачивать оборудование. Я лежал и боялся пошевелиться, чтобы меня не подняли. Но товарищеская дружба взяла свое, мы встали и начали все собирать. Как говорится, ломать - не строить. Сворачивать все намного легче. Вот только таскать не так легко. Спасибо еще, что практически все продукты были съедены.  Но, глаза боятся, а руки делают. Перетаскали все к вертолетной площадке и стали ждать вертолета. И вдруг, буквально за короткое время погода изменилась полностью. Опустился туман такой, что мы поняли бесперспективность ожидания. Связь с точкой вылета подтвердила наши опасения. Итак, все свернуто, на дворе пятница, а в выходные бортов нет. Нерадостная перспектива. В итоге, разворачиваем палатки и устанавливаем их на вертолетной площадке. Какая же красота. Нет под ногами водянистого грунта, все компактно и уютно. Но на душе как-то не очень. Мы же радиолюбители. И просидеть лишних три дня на таком редком острове и не дать шанс тем, кто не смог с нами сработать, не есть правильно. Принимаем общее решение установить одну антенну и оборудовать одно рабочее место. С энтузиазмом беремся за работу, и вот вновь красавица антенна готова развернуть свои крылья в любую точку земного шара, Леня устанавливает аппаратуру, Заруба готовит обед. Я очень рад, что рабочий стол стоит прямо с моим спальным местом. То есть, есть возможность быть в эфире чаще. Кто-то из нас дает общий вызов, и вначале народ не понимает что происходит, то ли пират начал работать, то ли мы с другого острова. Ведь уже было объявлено об окончании экспедиции. По спутниковому телефону связываемся с Андреем (RZ3EM)  и объявляем о возобновлении работы в связи с погодными условиями. Проходит информация на нашем сайте, в рефлекторах, в кластере, и огромная масса радиолюбителей вновь начинает испытывать судьбу на удачу, вызывая нас из разных стран и континентов. 
Готов обед, мы садимся и вспоминаем, что сегодня день ВДВ. Только хотели отпраздновать, как появляются собаки, и мы понимаем, что рядом наряд. Приносят новости с заставы, обедают, поднимают стаканы с водой за праздник. Им нельзя, на острове сухой закон. Поговорили, они дальше пошли по маршруту, а мы ужинаем и делимся впечатлениями о прошедших днях. Туман такой, что в паре метров не видно ничего. Даже был курьезный случай, когда кто-то из наших ребят пошел искать укромное место для туалета, а после схода тумана выяснилось, что это место было найдено прямо под мачтой. Причем, искатель укромного места этого даже не заметил:)))
Кто-то ложится спать, кто-то продолжает наполнять лог.  Много интересных позывных, позывных друзей. Я был тронут, когда меня позвал отец. Думаю, что ему было приятно осознавать, что его сын находится где-то вдалеке, а тысячи радиолюбителей слушают и узнают о том, что и отец радиолюбитель. 
Наступает суббота, а вместе с ней усиливается и ветер. Его сила достигает 35 метров в секунду. Палатки ходят ходуном, и нам приходится все имеющиеся ящики расстанавливать по периметру палаток. Проснувшись ночью, обнаружил, что мачта начала заваливаться. Спасибо Евгений Кудрявцев вышел подышать, и мы в течение часа в кромешной тьме, при сильных порывах ветра кое-как ее восстановили. Сильно повредил палец, который начал нарывать и сильно дергать. Сначала я все воспринял несерьезно, но потом опухоль начала подступать к кисти. Спасибо Михаилу Могутову (RL3AA). Наконец-то все узнали, что у него в огромном металлическом ящике, который мы все время таскали, но так и не открывали до этого времени. А оказался этот ящик огромной аптечкой, в котором было ВСЕ!!! Михаил достал скальпель, обработал мне палец и произвел вскрытие. Гноя было много, поэтому все было сделано вовремя. Потом на свет появились два фена, которые нам служили оборудованием для сушки носков, сапог, маек, пространства под одеялом перед сном и так далее. Впоследствии в песне, сочиненной Кудрявцевым, и появилась фраза "волшебный чемоданчик Михаила".  Вообще, какая-то неторопливость и степенность Михаила нам всем очень помогала во многих случаях. И все очень напряглись, когда ему самому стало плохо, и было подозрение на воспаление легких. Но крепкий сон, шум эфира и наша поддержка поставили его на ноги.
В субботу, позвонив сестре, я напрягся, когда узнал, что мне и Славе Чуканову надо срочно позвонить в областную администрацию. Губернатор проводит заслушивание глав по результатам работы за полугодие, остались только мы. Звоню и слышу  от куратора фразу, не терпящую сомнения - чтобы завтра были у губернатора в кабинете. На что мне только и удается сказать о том, что посмотрите на карту, а потом сроки назначайте. Мы типа и рады, но нас никак не может забрать вертолет. Тут все начинает обрастать слухами и по области идет информация о том, что мы со Славой уже неделю без продуктов на каком-то острове, нас не могут забрать и есть перспектива остаться на зимовку. Заместитель губернатора, ответственный за проведение собеседования, идет к шефу и просит его связаться с губернатором Чукотского АО с просьбой об оказании нам помощи, на что губернатор спокойно отвечает: "Даю им еще неделю. Специально готов в субботу выйти из отпуска на работу, чтобы заслушать их. Если не будут, то прибивайте им на двери кабинетов таблички с надписью "Моряк, ты слишком долго плавал, мы тебя успели позабыть... Уже и сами понимаем, что 21 день вместо 10  перебор. Начинаю звонить Курилову Сан Санычу с просьбой что- то придумать. Он обнадеживает и заверяет, что в случае нелетной погоды вывезут кораблем. Немного успокаиваемся и начинаем свою вахту. На компьютере 9999-я связь.  Собираем всех и начинаем снимать торжественный момент на видео. Не сразу, но подходит американец и в логе появляется 10- ти тысячная связь. Леня немного поработал телетайпом, также вызвав некий ажиотаж. Проход плохой, погода еще хуже. Почему-то думаем, что у Зарубы должна быть заначка. Находим, радуемся:)))
Наступают выходные и, как обычно, хорошая погода. Идем к скале, где стоял первый лагерь, прибиваем табличку с именами участников экспедиции и делаем снимок показаний прибора с нашими координатами. Сначала не понимаю, почему он показывает западную долготу. И только потом приходит понимание того, что, оказывается, и в западном полушарии есть российская территория. И по идее, зона ITU должна быть другая, но есть ранее утвержденный список диплома. Пытаемся восполнить пробел с осмотром острова. Игорь (UA3EDQ) утром успел сходить к потерпевшему в свое время самолету. Прекрасные снимки, я искренне завидую, так как люблю фотографироваться,  но еще раз сходить со мной он отказывается, так как каждый поход - это несколько потерянных часов.  В итоге, убеждаю. Славу Чуканова спуститься к берегу океана по ручейку, благо он совсем рядом внизу. Это рядом растянулось на четыре часа, так как расстояния обманчивы здесь. Идем вниз и фотографируем птиц, цветы, снег, который при приближении оказывается не сугробиком, видимым сверху, а огромным пластом тальника высотой метров семь. Доходим до океана, умываемся, делаем несколько фото, чуть ли не со слезами на глазах смотрим верх на обратный путь и кое-как ползем назад. Приходим все сырые и падаем. Опять сушка белья, ноющие мышцы, обмен мнениями и работа в эфире. Зов не прекращается...
После обеда опять портится погода, идет моросящий дождь, опускается туман, усиливается ветер. Все завидуют Вале.
Вообще-то сегодня у нас должен был быть самолет на Москву. Заруба звонит в бухгалтерию аэрокомпании и договаривается с девчонками о том, чтобы перенести сроки отлета. Вообще, это сделать очень сложно, так как ажиотаж на рейсы в Москву огромный, но рассказы Юры о том, что он чуть ли не компаньон Сенкевича и Конюхова всегда открывают любые двери. Вообще, будучи еще на Аляске, мы пришли к выводу о том, что наши экспедиции и фильмы нужно немного приближать к простому народу и не зацикливаться только на радио, так как есть огромное количество желающих посетить неизведанные земли в хорошей компании. А хорошей компанией могут являться именно радиолюбители, которые рассказывают повести о своих путешествиях так, что гражданские люди просто сидят, разинув рты. Им не хватает именно общения. Уверен, что все члены нашей экспедиции не почувствовали дискомфорта в том, что среди нас было трое не радиолюбителей. Наоборот, наши впечатления дополнились чем-то новым, интересным. Причем, это было обоюдно и для нас, и для них.
И вот, наступает вторник. Почему-то с самого утра, не сговариваясь, мы начинаем сворачивать все оборудование, будучи уверены в том, что вертолет прилетит. И, словно удовлетворяя наши пожелания, выходит солнце и открывается великолепный вид на скалы и океан, вдалеке которого видны острова Аляски, которые раньше закрывал туман. Внизу видим моржей, проплывающих вдоль берега, остров  Крузенштерна. Убираем все, что могло бы испортить вид острова. Мусор пакуем с собой, сжигаем то, что может гореть. Наводим за собой порядок и слышим, как где-то вдалеке раздался гул вертолета. Последние мгновения...  Разворачиваем флаг экспедиции, фотографируемся на его фоне всей командой, включая наших друзей-пограничников, загружаемся и отправляемся назад к большой земле. Очень переживаем, что можем зависнуть в Лаврентия. Но погода к нам благосклонна. Прилетаем в Лаврентия, где нас встречает местное руководство. Проводим торжественные мероприятия, обмениваемся подарками. Глава Чукотского района дарит всем китовую кожу, которую он нас научил есть. После этого, в течение почти полугода у всех она являлась неким изяществом на столе во время встречи с друзьями. Садимся в вертолет и летим через Проведения. Удается посмотреть и этот поселок. Оттуда летим в Угольные Копи и сразу же собираем нашу радиолюбительскую часть экспедиции и отправляем с рейсом в Москву. Нам же нужно завершить все официальные мероприятия.
Вечером накрываем стол для работников бухгалтерии, приглашаем в гости наших пилотов самолета. Тамбовский штурман просит передать привет учителям школы,  где он учился, а командир корабля Дима поет шикарные песни своим прекрасным голосом. 
Утром выдвигаемся в сторону пограничного Управления ФСБ России по Чукотскому АО. Встречаемся с начальником управления Куриловым Александром Александровичем, без помощи которого наша экспедиция не состоялась бы. Вручаем награды и проходим в актовый зал, где собрались пограничники управления. Делаем презентацию клуба и Тамбовской области, вручаем подарки, договариваемся о будущих экспедициях, даем интервью местным СМИ. Нас проводят в местный музей, организуют экскурсию по городу, завозят в сувенирные магазины местного косторезного промысла и провожают на теплоход. По пути заезжаем к Амиру, который уже приготовил для нас рыбу различных сортов, икру, его друг просит меня передать какому-то тамбовскому летчику от себя икры. Заезжаем на рыбоперерабатывающий комбинат и с радостью узнаем, что директор - наш земляк, проживающий в 20 километрах от нас. Мир тесен...
Возвращаемся в гостиницу, собираем вещи и в самолет. Прилетаем ночью в Москву и сразу же на машине домой. В 8 утра захожу домой, а в 9 уже на собеседовании у губернатора. Все прошло хорошо, а наши приключения почти год вспоминали на всех совещаниях.
А наша экспедиция на Ратманова продолжилась и после ее окончания. На фестивале в Домодедово Евгений Кудрявцев выиграл первый приз за исполнение песни, которую он сочинил, будучи на острове, к нам в гости в кадетский корпус приехали пограничники, которые встретились с ребятами. Один из наших воспитанников оформляет документы для службы по контракту на острове Ратманова, пограничники ко Дню города прислали в кадетский корпус китовый ус, который украшен местными умельцам. На базе Михаила Могутова под Москвой мы встречали пограничника Михаила Пентюха, который был все дни с нами на острове, а заместителя пограничного управления по Чукотке очень хорошо встретил директор базы "Москвич", которую тот посетил в рамках своей службы, и на базе которой проводятся радиолюбительские фестивали. Администрация города Уварово подготовила проект в рамках военно-патриотического воспитания молодежи по посещению острова Ратманова нашими кадетами и отправила его в Москву на конкурс. Глава Чукотского района приглашает наших ребят на ежегодный праздник народов Севера. А мы с начальником пограничного управления созваниваемся и договариваемся о том, куда же мы поедем в следующий раз? И так приятно, когда он говорит - Вы же обещали посетить остров Врангеля, а я думаю о том, что, возможно это будет Аракамчечен или другой остров, который ждут тысячи радиолюбителей во всем мире, чтобы провести хотя бы одну связь, чтобы реализовать одно из своих мечтаний в мире радиолюбительства. И очень приятно, что с этих островов звучат наши российские позывные, позывные членов клуба" Русский Робинзон", охотников за приключениями. Ну а приятное и в том, что осенью 2013 года в Уваровском кадетском корпусе имени святого Георгия Победоносца открылась коллективная радиостанция RC3RA. Для тех, кто придет нам на смену, для будущих робинзонов. А значит, не зря мы мерзли в палатках, не зря преодолевали тысячи километров, не зря звучал позывной RI0K и многие другие позывные редчайших экспедиций нашего клуба.   Вперед, Робинзоны, к новым открытиям, к новым островам!!!

Категория: Новости IOTA | Просмотров: 1050 | Добавил: rrc | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Спасибо!!!! Читается на одном дыхании!!!  Приятно, что редкий остров есть у меня в коллекции. 73! US1MM - RRC#522


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
RSS

Разделы новостей

Новости RRC [134]
Новости RRA [74]
Новости RLHA [17]
Новости RFFA [13]
Новости RMA [14]
Новости RIIA [10]
Новости IOTA [63]

Форма входа

Календарь новостей

«  Октябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Поиск

Друзья сайта

Статистика